?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Бестиарий Hrul'ка Previous Previous Next Next
...Рауль никогда не знал, куда он едет, потому что думал совсем про другое...
hrul
hrul
ПРО ЭКЗАЛЬТИРОВАННЫХ РАЗНООБРАЗНЫХ МАМОЧЕК, ИЗОДЕЯТЕЛЬНОСТЬ, МИЗАНТРОПИЮ И Т.Д. номер 2
Про автора текста и педагогическую мизантропию

Здесь мы, параллельно общему направлению мысли, подходим к вопросу об экзальтированных мамочках. Но, предупреждая реакцию многих, вначале коснёмся самих педагогов для малявок, дошколки, того, что должно определять весь будущий облик грядущих поколений, чему больше всего уделяют внимание в цивилизованных странах, и с чем не знают что делать и с чем это есть в странах, скажем так, альтернативной цивилизованности… В том числе коснёмся в этом вопросе и меня лично, раз уж именно я автор этого текста. Что ж это за поганцы такие – как они смеют рассуждать о чужом материнстве-родительстве, советовать или критиковать, кто дал им такое право? Да сами-то!


И это тоже верно – сами-то мы. Я отнюдь не супер-герой, долго шум детской группы из 25-ти-27-ми человек в групповом помещении переношу с трудом, особенно если уровень громкости зашкаливает, а он сейчас зашкаливает почти повсеместно. (Вопрос о вообще нормальности формата современного детсада с его утренниками для меня лично давно уж решён: это кузница кадров для слушания телевизионной эстрады в лучшем случае и беспонтовой попсы – в худшем. И просмотра отечественных сериалов с патриотической слезинкой на глазах). И я знаю действительно супер-героев, которые в одиночку ведут такие группы на протяжении четырёх и пяти лет ежедневно пять дней в неделю с семи утра до семи вечера, выпускают в школу с настоящими, а не патриотическими слезами на глазах - и им тут же набирают новые группы. Да, должны работать попарно по полдня, но я знаю и супер-героев-одиночек, всякий раз недоумеваю – чем они держатся, из какого сплава они сделаны. На одни лишь финансовые трудности такое не спишешь.

А каковы эти педагоги вне работы, после трудовой недели? Эмоционально выжатые или лихорадочно говорливые люди, тихо-депрессивные или уходящие в «глубокий внутренний мир» с блуждающей доброй и немного лукавой лунатической улыбочкой? Я все четыре вида наблюдаю ежедневно с вариациями в зависимости от смеси личностных особенностей и возрастных категорий…
И я помню фразу одной из коллег, сказанную с горечью, когда она подняла на руки маленькую девочку, дочку методиста, едва только научившуюся тогда ходить, и целенаправленно, держась за стеночку, ковыляющую по коридорам детсада в поисках бегающей по делам мамы, так и не ушедшей в декрет: - «Бедные, несчастные дети педагогов! Сыны и дочери полка!..»
…А ещё помню беседу с профессором, которой я сдавала «бегло-обзорную», «по верхам» из-за малого количества часов занятий презентацию по Крито-Минойской культуре, и после лекций которой я немного «подсела» на Б.Р.Виппера, поскольку его книги, пусть в убогом электронном варианте моей коцаной электронной книжки, помогали тогда отрешиться от реальности вагона или салона автобуса лучше наушников в ушах. Но, к сожалению, без постоянной задействованности в повседневной реальности – вся эта прелесть быстро вылетает из памяти… Мы ехали с ней в метро и разговорились немного «без субординации», на не учебные темы – хотя педагогика такой предмет, что редкая тема к нему косвенно не относится… В канве прочего разговора она посетовала, что у неё «четверо детей и всего одна внучка»! Поскольку до этого мы говорили об определённых трудностях быта в советские и 90-е годы, и их ином, нежели сейчас, восприятии людьми, то у меня так и вертелся на языке вопрос: «Внучка, наверное, у младших Ваших детей? Видите ли, это ведь почти закономерность…» Но ничего такого я не сказала, конечно, потому что по её виду и улыбке поняла, что она и сама отдаёт себе отчёт, что это – именно закономерность… Ещё она обмолвилась, что в те времена, когда у неё росли эти четверо детей жизнь была такой, что очень просто удавалось сохранить стройные формы, потому что многодетной маме жилось впроголодь, но ей «было ТАК ИНТЕРЕСНО!»... Прекрасный человек, умный, понимающий социальные закономерности, никого не убеждающий учиться на её примере, оставляющий другим право отличаться во взглядах и мироощущениях – но как немного таких из матерей и бабушек, в особенности многодетных…

Но мы сейчас говорим об обычных педагогах, особым героизмом в этом смысле не отличающихся, но оценивать родителей воспитанников тем не менее вполне осмеливающихся.
Ну а как иначе-то? Сравнительный анализ ведь никто не отменял, и если педагог им не владеет – то вообще вопрос: кто его такого на работу-то взял? От такого коллеги много может быть бед, в первую очередь как раз детям…
Итак, дошкольные педагоги. Некоторые из моих коллег являются бездетными дамами или по возрасту могли бы быть бабушками, но внуков дети им «не подарили» (отзвук только что упомянутой закономерности трудного быта в детстве-отрочестве или, как в моём случае, не столько даже трудного быта, хотя его хватало с головой, сколько отсутствия личного пространства и всякого понятия о личном пространстве детей в этом быту). Некоторые из них испытывают по этому поводу печаль и в этих случаях можно говорить о том, что они компенсируют нехватку собственных детей-внуков педагогической деятельностью. Некоторые печали не испытывают, в том числе и я.

И в этих случаях мы можем говорить о совершенно другой постановке вопроса в отношении причин пед. деятельности таких людей. Хотя такой ответ не понравится многим и многим, особенно тем самым мамам, которые всегда склоняются к первому варианту ответа, ибо им свойственно с неким псевдо-интеллигентным покровительством «жалеть» бедненьких бездетных. «Экими они вещами интересуются, и время ведь находят, читают чего-то, ездят – эх, им бы наши проблемы! Дальше песочницы тут разве уедешь!» Не замечая при этом, что, в общем-то, этот уровень проблемности они выбрали сами и добровольно, и никто, вообще-то, не обязан выбирать то же самое, особенно отчётливо представляя себе именно это - уровень проблемности (впрочем, в каждом отдельном случае он свой и каждый решает это уравнение на свой лад – это если мы говорим о людях, способных планировать в наше нестабильное время, а не просто парящих в грёзах на крыльях эмоций и гормонов).

Честно признаемся – в определённых случаях я даже подыгрываю этому их мнению: так проще общаться с этими мамами/папами в случаях, когда я точно вижу, что моей одинокой плёточкой психолого-педагогических наблюдений однозначно не перешибёшь их железобетонного домостройного обуха. Потому что их мнение обо мне лично для меня куда менее ценно, чем то, что я выиграю для ученика, по сантиметру сдвигая в сознании этих родителей некие их представления… (впрочем, нынче моё общение с родителями воспитанников сведено к минимуму, за что и спасибо судьбе, пожалуй. А были и другие времена, и довольно недавно ещё, когда приходилось общаться). Такие люди, однажды пережив появление ребёнка в своей жизни, начинают считать себя всезнающими демиургами детской судьбы, щедро советующими и рекомендующими окружающим (надо сказать, кстати, что мамы с двумя и более детьми куда меньшие демиурги, даже если таковыми и были поначалу, исключая разве истерические типы – вероятно, сравнительный анализ таки работает или им просто катастрофически перестаёт хватать времени на пустую болтовню). Ещё им свойственно мнение, что тот хирург, что оперирует аппендициты, не является профессионалом, если он не прооперировал сам себя на предмет аппендикса и, особенно желательно, чтоб без наркоза. Даже если множество случаев благополучных пациентов налицо и рядом, даже если собственный случай вопиющий – у этих людей всегда есть неубиваемый ничем, обычно оставляемый напоследок аргумент: «Да ты сама-то попробуй сперва, а потом уж указывай!»... Время обычно расставляет по своим местам – о чём шла речь в каждом конкретном случае и кто был прав. Поначалу меня радовало, ощущалось некоторое торжество, когда я видела, что вновь не ошиблась… Это быстро прошло, сменилось скорее усталостью от постоянно наблюдаемого наступания людей на одни и те же, одни и те же социальные грабли в вопросах детства и родительства… Теперь меня уже не цепляет… Если не догадались и впоследствии, или вовсе забыли по случаю исключительно оперативной памяти, без совокупности с длительной – да и шут с ними. Кто они мне? Какие-то люди, побыли-побыли где-то около и ушли своей дорогой дальше. А вот их дети, которые мне доверяли – нет, это другое. Эти не около и я точно знаю - какие они, какие они здесь и сейчас, и в динамике. Потому что вижу их картинки.
И всякий раз, вот уж сколько лет, испытываю одно и то же неприятное изумление – почему же вы-то этого не видите? Как же вы этого не видите, это же вот оно, смотрит на вас, проявляется, иногда даже орёт вам и визжит, а вы не слышите, не чуете? Ведь это же – ВАШЕ, оно на вашей пуповине, вы должны его чувствовать в первую очередь. Вы – а не педагог… Об этом, о такой вот родительской «близорукости», говорил Б.З. Драпкин в «Маматерапии», не просто говорил, а «уши прожужжал» там этой простой, но малость даже шокирующей мыслью: родители «не видят» своих детей, и не умеют показать им свою любовь и заинтересованность, родственность свою биологическую… Драпкин относил это за счёт «веяния времени» и разрушения былых семейных ценностей… На это же, на такое вот неприятное изумление, непрописанное словами, но вполне ощущаемое из всего текста, можно наткнуться во многих случаях, читая примеры из практики психологов и педагогов нашего времени… И речь идёт не о «неблагополучных семьях» с алкоголизмом и прочим, нет – речь идёт о какой-то эмоциональной невосприимчивости, что ли, во вполне, кажется, положительных обстоятельствах…

Последнее время я стала подозревать – но это лишь моя умозрительная гипотеза – что подобная «близорукость» в наше перегруженное «оперативными» эмоциями и такой же информацией современное время является тоже своеобразной биологической реакцией, связанной с дальнейшей репродукцией. Ну, как не обязательно претворяемая в жизни, но существующая в социуме тенденция каждые четыре года менять партнёров, пришедшая из пещерных веков – для более здорового, более генетически богатого потомства… А это – психо-социальная реакция такая: если мама будет полноценно слушать и слышать своего ребёнка в этом нашем грохочущем информативном мире, то ей может не хватить сил душевных на следующего ребёнка. Сил ведь душевных у нас у всех, увы, не поровну, по причине самых разных на то причин… Этакая заслонка эмоциональной глуховатости, которую услужливо выдвигает мутирующая в условиях современности человеческая биология…

Думаю, уже из сказанного можно делать выводы о моем отношении к пед. процессу, однако слегка разовью тему, чтобы уж окончательно прояснить хотя бы мой конкретный частный случай (подозреваю, что многое из него в той или иной степени характерно для современных педагогов, семейных, разведённых или холостых, детных и бездетных, и всяких, если они не совсем уж роботы). Особенно исповедоваться читателям я не собираюсь, потому что все исповедальные психологические выкладки мои на тему причин осознанного выбора бездетной жизни были уже неоднократно в моём жж, и особенно в Бестиарии Хрулька, пока он работал, в долгом и муторном рассказе «Про воду, про людей, про собак, и про женскую истерику», повторять их вновь не хочется, да и в целом они здесь не столь уж важны. Как уже говорилось – скорее потребность в личном пространстве, чем даже в комфортабельном быту, глубоко, на всю жизнь неудовлетворённая в необходимое время в детстве и отрочестве (честно говоря, в праве на это вообще было как-то отказано, как и в праве на собственное достоинство и многие другие штуки из Декларации Прав Человека. Я то и дело натыкаюсь на то же самое вокруг себя, наблюдая общение современных родителей и детей – у всего родного-патологичненького изменилась форма, но не суть).

Ныне и давно уже я - бирюк, любитель уединения, и могу неделями не общаться с людьми вживую, если выпадает мне вдруг такая роскошь (ах, как давно не выпадала, увы!), занимаясь «продуктивными видами творческой деятельности». Чувствую себя при этом прекрасно, особенно если «за городской чертой». Друзья считают, что я слишком много говорю при живом общении – это правда, но, ребята, это не от общительности как таковой: это обратная сторона бирючности, а не истинная экстраверсия.
В то же время, я и не совсем интроверт, и, пожалуй, работаю на своём месте в этом смысле – работать воспитателем в группе порядка 30 детей для меня перебор, а вот проводить занятия таким группам – в самый раз. Будь площадь нашей Изошки побольше, пожалуй, я могла бы проводить занятия и для 30-ти детей сразу, в зависимости, конечно, от «характеристик» группы, в первую очередь, разумеется - возрастных… Это просчитываемый процесс, требующий немалой предварительной подготовки, при большой концентрации внимания педагога во время занятия – бОльшей, чем во время пребывания детей и воспитателя в групповом помещении детсада, если это пребывание более-менее адекватно устроено. Потому что занятие сопряжено с непосредственной продуктивной деятельностью и что уж точно не делает изошник в детсаду – это не сидит на стуле во время занятий. Если только это не группа подготовишек-кружковцев-барышень, составом в пять человек, которые являются отрадой и бальзамом на сердце – здесь можно чуть расслабиться и поболтать с ними на отвлеченные темы. Но и то далеко не всегда, очень далеко не всегда… То есть, во время занятий ты «звездишь» перед детьми как артист на сцене, ты должен быть «в каждой бочке затычкой», причём немедленной, и одновременно отвечать на 10 разнообразных вопросов сразу, пресекая беспорядки и вандальное поведение… Потому что у твоих занятий именно такой формат при именно таком количестве времени – отчего оно так, говорилось ранее. Будь формат другим и время отводилось бы другое – и подобной феерии вовсе бы не потребовалось. Однако всё так, как есть, и по окончании каждодневной трёхчасовой феерии на несколько бюджетных подгрупп и платный кружок, включая помощь при одевании на прогулку последним кружковцам - тебе требуется некоторая перезагрузка, если уж не покурить выскочить, то хотя бы просто минут пять посидеть в покое. А фиг – ещё ведь есть говорливые коллеги, иногда не знаешь, с кем интереснее – с ними или с детьми, так что проще просочиться «за уголок» за территорию на перекур. Большое спасибо судьбе за лояльное отношение руководства к человеческим слабостям людей – есть заведения, где все спортсменки-комсомолки-и-просто-красавицы, вот там мне и мне подобным живчегам пришлось бы совсем тяжко.

А про осознанный выбор и всё такое, не считая бирючности… Хотя, в норме хватило бы и одной бирючности для всецелого объяснения, но для российского нынешнего общества, как показывает практика, просто нормы маловато, здесь повсюду свои нормативы – потому чуток разовьём темочку… Ну, скажем так. После нескольких занятий, например, с ДЦПешками собственные жизненные проблемки начинают казаться надуманными: руки-ноги есть, слюни не текут, голова работает, рот говорит – ты счастливое существо! Но это обманчивое и временное впечатление. (Взаимоотношения больных детей с мамами и мам больных детей с этими детьми, а также с окружающим миром – это отдельный и трудный вопрос, всякий раз это человеческая и психологическая драма, отличная от каждой другой такой истории, хотя закономерности и параллели есть и здесь. Но рассмотрение этого вопроса тянет на отдельный текст и здесь мы его рассматривать подробно не будем). Однако, если твоими обязанностями является коррекция дефектов, то прежде всего ты должен с этими дефектами близко ознакомиться, с их нюансами в каждом отдельном случае, и, если уж не с причинами, то хотя бы – со всеми следствиями, которые есть в анамнезе и в динамике в наличии… Признать, принять во внимание все особенности и только тогда уж приниматься за дело, результатом которого предполагается наивозможное приближение подопечных к комфортному самочувствию в группе и социуме при всех тех нюансах, против которых медицина бессильна… К сожалению, бывали случаи, и нередко, когда признать и принять во внимание необходимо также и маме больного ребёнка, отказывающейся признавать дефект в полной его мере… И это, пожалуй, самые трудоёмкие для педагога случаи - потому что для таких мам вы разом становитесь врагом, чуть вы заговорите о зоне ближайшего и дальнейшего развития, врагом, желающим поставить крест на её чаде, а вовсе не стремящимся ДЕЙСТВИТЕЛЬНО помочь ребёнку в развитии… Потому хотя бы, что кроме «развития» существует ещё масса социальных, материальных и бюрократических факторов, между которыми вынуждены лавировать и вы, и мама, и в, целом если, вся эта ваша коррекционно-развивающая Богаделенка… Это очень и очень отдельная тема, куда ближе к психологии, социологии и экономике, чем к педагогике, как таковой…

Но собственные жизненные проблемки, и немалые, после прокатившегося по вам бетономешалкой паршивого детства и креативного полуголодного отрочества – у вас тоже имеются, поскольку вы живой человек, хоть и педагог. И, недолго, но правильно думая, вы решаете подойти к собственному «искажённому» развитию так же, как подходите к «искажённому» развитию ДЦПешек или даунят. Признать собственные дефекты и постараться скорректировать до комфортного уровня собственное отношение к тем из них, которые не подлежат изменению, потому что это уже части черт вашей личности. Всегда есть какие-то вещи, которые человек не сможет делать, или не сможет делать хорошо, но также всегда есть вещи, которые он сможет делать лучше, чем многие другие.

Да, в идеале природой мы задуманы потенциально универсальными, но «социализация» нашу универсальность быстренько переделывает под себя с самых младых ногтей. Как никогда не станет настоящим танцором лезгинки дцпешка Джигит, станцевавший таки нам эту лезгинку в группе на ковре в день своего выпускного, с направлением в школу для дцпешек – но, смею надеяться, навсегда останется тем упёртым и упрямым «кабардинским чертёнком» Джигитом, которого мы так любили, и станет «хорошим врачом для детей», как он себе и наметил… Так и я никогда не научусь действительно получать искреннее удовольствие от семейной жизни, хотя внешне я в ней вся выгляжу задействованной… Я очень люблю свою племянницу, да и сестру люблю, не без того… И, хотя по факту я замещаю его роль в нашей матриархальной семейке – к биологическому отцу племяшки у меня нет неприязни. Особой симпатии тоже нет, но и неприязни я к нему не чувствую. Он – такой же, как я, теперь я это особенно чётко вижу: не может он семейно жить и не будет… И это во многом не зависящие от людей вещи, правда… При всей моей дружбе с племяшкой – на наших совместных зимовках втроём я немножко задыхаюсь в этом милом, тёпленьком, дружелюбном (с виду) мирке… О том, чтобы всерьёз заниматься интересующими меня вещами - речи, конечно, не идёт, это происходит урывками и в счёт недосыпаний. Принято считать, что по местным реалиям это нормально, хотя вообще-то нет. Правда, сестра меня тоже знает всю жизнь и знает, когда меня стоит «дожать», а когда стоит отпустить порезвиться в прерии, чтоб я и дальше могла потом успешно функционировать в роли «тёти-папы» – сестра настоящая леди, не то, что я, чингачгук…

Я нисколько не жалуюсь на то, что всё так получилось – до комфортного состояния в жизнедеятельности своё отношение к своим не поддающимся изменению особенностям я давно скорректировала. Я знаю, что у меня получается неплохо, и за что мне лучше вообще не браться, и, в общем-то, довольна собой какая я есть. И потому меня очень бесит, когда меня пытаются переубеждать и перевоспитывать в вопросах репродукции те или иные люди, не желающие соглашаться с высказыванием, что «лучше уж никак вместо как-нибудь». Я же ежедневно вижу примеры, когда именно «как-нибудь», лишь бы не «никак» - и считаю, что в вопросах ответственности за чужую жизнь подобный принцип не годится. Вы же плохо отнесётесь к врачу, который будет оперировать по принципу «как-нибудь», верно? Вы его осудите, и строго. А вот мамочек, кроме разве что вопиющих случаев, рожающих по этому принципу – мало кто осудит всерьёз… Видите ли, моей маме тоже «было так интересно!», когда мы у неё трое появлялись. Она до сих пор говорит, что и больше бы родила. Это и правда закономерность – ей интересно было, а мне – уже нет. «У них в семье шумно, весело!» Ага, в цирке тоже шумно и зрителям тоже весело. И только плеть дрессировщика и косолапый мишка знают, чего стоили этому мишке его кувырки на арене… Старшие дети в многодетных семьях редко заводят детей первыми, зачастую воздерживаются. Только вот не надо кивать на крестьянские семьи «начала и конца века» – тогда люди ориентировались на совершенно другой социальный уклад жизни, и тяготы, выпадающие на тогдашнее детство, были всеобщими для этого уклада.

Кроме семейно-социального фактора остаётся честно признать, что если присутствие некоего самца поблизости даёт спинному мозгу команду привести организм в состояние «хвост пистолетом, а грудь колесом» - пиши пропало: паренёчек наверняка с присвистом, причём весьма конкретным. Не интеллекту, не эмоциям, а именно этой всей, как раз и отвечающей за репродукцию, биологической начинке, включая все наши бессознательные и энергетические слои. И, среди всего богатства современных присвистов, этот всегда будет тем самым, особым, трудно поддающимся чёткому определению – чем-то таким, от чего веет вымороком. Да ещё наверняка с алкогольной тенденцией в анамнезе или в настоящее время… Я не говорю, что всё остальное для меня неприемлемо, вовсе нет – я только чётко знаю, на что именно клюёт моя биология. Знаете ли, я предпочитаю честно и определённо характеризовать свои собственные реакции, нежели огульно утверждать, что все вокруг козлы и повыродились. И не козлы, и не повыродились, и многих замечательных я знаю ребят. Ну, следовательно, дело в моих реакциях – как уже говорилось, себя я люблю какая я есть и до уровня комфорта отношение ко всем (или почти ко всем) своим «искажениям в развитии» я подогнала… И, уж не знаю, оправдает ли это меня или ещё сильнее уронит в глазах мам – мне подсаживали детишек на колени, спрашивая: «А что вы чувствуете?». Те самые тёти, что пытались переделывать моё мироощущение. Кроме: «Дети – существа тёплые!» от меня никто так ничего и не добился. И я сама не добилась, кстати. Некоторые из них лично для меня были теплее других, Барханная Ящерка – просто тлеющий уголёк, но всё это совсем не то, что ожидали получить искренне желающие мне добра тётеньки. А ожидали они от меня получить реакцию «хотения детей». Мама моя утверждала, что это такое же чувство, как голод или жажда. Ещё пару раз я слышала подобное и от других. Предполагаю, что эти милые дамы шли на поводу своих гормонов и психосоматики, не разграничивая особо. Если же я ошибаюсь и подобное чисто физическое, сродни голоду, жажде или потребности в совокуплении, «желание иметь детей» действительно женским существам присуще – значит, я его не испытала. Хотя были все условия, как будто бы… И – что меня по настоящему, действительно бесит , само по себе экспериментирование-то на мне я спокойно переношу, а вот последующее способно вызвать и ярость – когда от меня ожидаемой реакции не получается, они начинают утверждать, что я кривлю душой и на самом-то деле я очень даже да, только вот скрываю… А ещё лучше: «Вот погоди, срок придёт – захочется, а поздно будет!»…

То есть, иначе выражаясь, меня убеждают, что я «неправильно чувствую» и пытаются заставить «чувствовать правильно», ну или хотя бы вид сделать, что я вписываюсь в их привычный стереотип, чтоб их мирок не треснул… Да так вашу мать! – я извиняюсь за мой французский! – понятное дело, что очень вскоре начинаешь делать вид, чтобы только отвязаться от всей этой бабьей галиматьи, желающей вторгаться в рабочий процесс!

По моему, они всё же преувеличивают… Чаще всего дети появляются не от этого их «желания», а от других, нередко случайных факторов – как показывает практика… Впрочем, моя практика ничего такого не показала – хотя никогда я не пряталась и не береглась от возможности получения потомства, хотя нарочно и не набивалась на такую возможность…

…Нынче я стала постарше и малость «поизворотливее» в проявлениях своего мнения… Максимализм и тяга к честным высказываниям в «живом общении» давно разбились о железобетонные берега местного домостроя в разнообразных головах собеседников и просто случайных попутчиков…( Впрочем, одним глазом глянув про третьи приключения Бриджит Джонсон, превратившейся из «интересной чудачки» в довольно-таки, по моему, придурковатого персонажа фильма – имею сказать, что, судя по сюжету, все представления о забугорном «эмансипэ» тоже во многом формальные, а на деле – тот же сладенький сериальный домострой со скидкой на тамошние традиции, сравнимо с местными)… Если теперь вдруг, не дай бог, доходит до переделки моих мироощущений и меня начинают «лечить» (хотя появление племяшки, нынешний наш «матриархат» и сорокалетие явились превосходной индульгенцией в этом вопросе) – я откровенно прикидываюсь и вру. Так дешевле обходится, потому что мне во многом плевать, что там они обо мне все будут думать – какие-то люди, скоро пройдут мимо, как и все остальные… Иногда даже делаю вид, что печалюсь – ой-ой, нет ребёнка, этой цели, ради которой стоит просыпаться по утрам… Как будто просто отоспаться и проснуться выспавшимся, без будильника – сама по себе плохая цель… Впрочем, на практике ребёнок всегда скорее является непосредственной причиной, а не целью утренней побудки, желаете вы того или нет…
И, как я точно знаю: если у человека встаёт вопрос о цели, ради которой надо просыпаться, то это будет скорее всего эгоистическое, собственническое родительство. Ради ребёнка будут и убивать себя об стену, и жертвовать, и развивать, и баловать, и опекать, и всё прочее – но он так и останется средством спасения от жестокой бессмыслицы остального мира. Каково ему быть таким средством, пусть затётёшканным и во все неподходящие для этого места зацелованным? Разве редко мы наблюдаем, кто вырастает из таких вариантов и какое потом у родителей разочарование во всём? Когда средство вдруг заявляет о том, что оно не средство, а отдельный индивид, и не желает потому никого ни от какой бессмыслицы спасать, а желает просто жить, как ему нравится. Или же, что чаще, затраченные усилия идут прахом по причине глубокой инфантильности получившегося в итоге «захребетника».
Варианты, когда ребёнок выстраданный и долгожданный, когда долго не получалось по медицинским причинам и наконец-то столь желанное чудо, иногда даже мамин героический подвиг на грани непоправимого повреждения собственного здоровья в счёт этого потомства – это совсем другое. И в этих случаях лично я склонна прощать забалованность вниманием – когда ребёнок «свет в окошке», а не оправдание прожитой жизни… Поверьте, это совершенно разные баловни. Не исключено, что во втором случае может также появиться инфантил-захребетник, но всё же это измерения по разным ценностным шкалам.
…Как-то было, спьяну завернула в разговоре «между нами девочками», посчитав это лёгким путём увиливания от «лекарств», что у меня проблемы «по-женски» и потому я не являюсь полноценным собеседником в обсуждении тех или иных аспектов отношений и прочее… Дороже обошлось, впредь так заворачивать не стану…Хотя шут их знает, может какие и есть, да и наверняка есть - у кого их нет по нашей жизни, всякие там дисфункции да дисгармонии, но всё же не из той серии, на которую это высказывание претендовало…

Как вы, наверное, уже поняли – изменись вдруг материальное и социальное положение, стань оно стабильно-достаточным с большим количеством свободного времени (говорят, на Новый Год чудеса случаются…), то последнее из сотни, что я сделаю в таком варианте – это понесусь делать ЭКО или искать естественных способов биологического воспроизведения. Потому что мироощущение никто не отменял, а биология наша более чем наполовину наследственная. Честно оценивая эту биологию – я предпочла бы отказаться от двух третей своего наследства и дико не хочу повторять всю эту канитель со столь памятными мне безобразными семейными сценами на гормональной основе вновь, поскольку отказаться от наследства невозможно… А канитель обязательно начнётся, она автоматически запускается – племяшка ведь перед глазами бегает… Как-то недавно, при определённой размолвке по поводу поведения и воспитания, я сказала сестре: «Хочешь вырастить вторую меня – продолжай в том же духе». Это действие возымело, не знаю, как надолго его хватит. Как видите – педагогика такая всеобъемлющая вещь, что даже собственную монструозность при желании можно пустить на благое дело, в качестве наглядного примера хотя бы…

А, да, ещё забыла сказать – кроме всего прочего, по тому же мироощущению, минуя скрепки в ушах и ирокезы на макушках – «при любом госстрое я – партизан, при любом режиме я – анархист». И я всегда буду против… Просто потому, что при одном упоминании некоего «подавляющего большинства» в чём-либо мне всегда хочется узнать мнение так и неподавленного меньшинства… И особливо всем интересующимся советую читать Урсулу ЛеГуин – про госстрои, партизан, семейные ценности при них разнообразные (если кто совсем не задвинут на официально-профилирующих нынче), в различные вехи человеческой истории существовавшие, для большего интересу размещаемые ею по выдуманным планетам Космоса и другим фантастическим ситуациям…

До сих пор было лично про меня, хотя, думаю, что часть сказанного не чужда и другим педагогам, считающим, что «лучше уж никак» и чётко представляющих всю проблематику, последующую за появлением ребёнка в жизни. Обострённое чувство ответственности у педагога должно быть, да и реалистом он быть обязан – ну вот он так и считает, этот наш среднепотолочный педагог.

Tags: , , , , , ,

Leave a comment